Семьдесят три года назад началась Сталинградская битва

Семьдесят три года назад  началась Сталинградская битва

Сталинград — орден Муже­ства на груди Земли. 200 дней и ночей сражения потрясли весь мир. Но поначалу, к сожалению, казалось, что в июле 1942-го по­вторяется июнь 1941-го...

Гитлер мечтал взять Сталин­град еще в 1941 году, поскольку по плану «Барбаросса» немец­кие войска должны были выйти на линию Архангельск-Астрахань. Однако центр тяжести сражений переместился в Подмосковье. Красная Армия отстояла столи­цу. Казалось, в войне произошел сдвиг. Руководство страны воз­лагало на 1942 год большие на­дежды. Но гитлеровцы сменили вектор наступления. Они решили поискать удачи на Юге России и Северном Кавказе.

Большинство немецких исто­риков склонны трактовать идею Гитлера наступать одновремен­но на Сталинград и на Кавказ как ошибку. Но что, кроме ошиб­ки, может принести заведомо авантюристическая стратегия?

Тем не менее, для нашего на­рода началась полоса немысли­мых испытаний. Традиционно да­той начала Сталинградской бит­вы считается 17 июля, хотя еще 12 июля Ставка Верховного Главнокомандования образовала Сталинградский фронт. Его со­ставили 62-я, 63-я и 64-я армии. Ему же были переданы 21-я и 8-я воздушные армии. Вскоре в состав Сталинградского фронта были включены отошедшие с большими потерями 28-я, 38-я и 57-я армии. Только на усиление 8-й воздушной армии было пе­реправлено 200 самолетов.

С 17 июля по 30 сентября на усиление Сталинградского на­правления было брошено 50 стрелковых и кавалерийских ди­визий, 33 бригады, в том числе 24 танковые. К сожалению, как мы знаем теперь, это не поме­шало войскам откатиться к Вол­ге. В начале сражения было еще немало случаев паники и расте­рянности. Покончить с этим по­мог в известной мере знамени­тый приказ №227, пронизанный настроением «Ни шагу назад».

На устойчивости войск перво­начально отрицательно сказыва­лась боязнь окружения. Солдаты опасались репрессивных мер по отношению к «окруженцам», и это снижало их боевой потенци­ал. Оставалось немалое время, чтобы почувствовать вкус сраже­ния в развалинах великого горо­да, чтобы физически ощутить: «за Волгой для нас земли нет». Здесь был исток великого патриотизма, позволившего перевести поток войны на запад. Но для этого по­требовались месяцы и сотни ты­сяч жертв. Настанет время, ког­да военное искусство шагнет на новый рубеж, когда военачальни­ки научатся сосредотачивать на главных участках удара гигант­ские силы, резервы артиллерии и т.д. Но это будет потом. А пока, 73 года назад, Сталинградская битва только разгоралась.

В замечательной энциклопедии «Сталинградская битва» мы чита­ем скупые строки о том, что про­исходило в эти дни: «17 июля, пят­ница. Передовые отряды 62-й ар­мии на реках Чир и Дон вступи­ли в бой с частями 6-й полевой армии вермахта. В большой излу­чине Дона, на дальних подступах к Сталинграду, начиналась Вели­кая Сталинградская битва...».

17 июля 1942 года фашисты вышли на территорию Сталинград­ской области в хуторе Горбатов­ский Серафимовичского района. Именно здесь в неравный бой с захватчиками вступил и героиче­ски погиб рядовой милиционер, разведчик, коммунист Григорий Михайлович Колесников.

- В конце июня – начале июля 1942 года, - вспоминает сын ге­роя Станислав Григорьевич, - отец по поручению руководства НКВД города Серафимович ходил в разведку и передавал по теле­фону своему начальству опера­тивные сведения, организовывал и проводил эвакуацию населения и скота, вывоз хлеба, чтобы ни­что не досталось фашистам.

Сегодня в х. Горбатовском свято чтят память Г.М. Колесни­кова и всех погибших за нашу Родину.

Григорий ВЫПРЯШКИН,

Николай МАРЧЕНКО.

Недостаточно прав для комментирования