Доставлено по назначению

Около 300 подарочных набо­ров, мука, крупы, макаронные изделия, а также детские игруш­ки и школьные принадлежности переданы по назначению – в штаб разведывательного бата­льона особого назначения ар­мии Донецкой Народной Респу­блики. Нас приняли и провели обстоятельные беседы комбат – позывной «Чех», начальник штаба – позывной «Деки» и его 1-й заместитель – позывной «Ветеран».

Продукты у нас принимала хрупкая, миловидная женщина. И я очень удивился, когда бой­цы батальона сообщили мне, что это хрупкое создание является одним из лучших снайперов под­разделения.

Отвезти собранный груз в До­нецк согласился на своем гру­зовичке «Газель-фермер» бере­зовский станичник Игорь Анато­льевич Галустов. Именно благо­даря его мастерству вождения, огромной выдержке и выносли­вости, мы смогли осуществить это невероятно трудное путеше­ствие. Особо следует подчер­кнуть, что это непростое зада­ние Игорь выполнил совершен­но безвозмездно.

Помимо водителя, в состав нашей делегации входили: ата­ман Березовского юрта С.П. Ря­бухин и казачий старейшина Н.П. Илюшкин.

Мы выехали в 17 часов вече­ра в воскресенье 17 января, а подъехали к пункту пропуска «Матвеев Курган» к 11 дня в по­недельник.

Неподалеку от дороги мы ви­дели памятник погибшим здесь воинам, которые освобождали Донбасс в 1943 году. Я мыслен­но поклонился этой братской мо­гиле – ведь там покоятся това­рищи моего отца Петра Григо­рьевича Илюшкина – политрука роты автоматчиков 902-го полка 248-й дивизии, воевавшей имен­но в этих краях.

На таможне «Матвеев Кур­ган» нас встретили не слишком гостеприимно. Мурыжили до са­мого вечера, а потом разверну­ли назад.

Делаем бросок вправо на 20 километров и пытаем счастье на пограничном пункте пропуска «Новокуйбышевка». И уже там, в двенадцать часов ночи, всту­паем на территорию ДНР (каким образом – пусть пока останется нашим секретом).

Но здесь новое препятствие – комендантский час до 6 утра. Прикрываясь густым туманом, в глухой ночи добираемся до бли­жайшего городка Снежное, где нас приютили в своей «резиден­ции» местные таможенники.

В Донецк въезжали еще в темноте, в 7 утра. Первое впе­чатление не очень приятное. На улицах почти нет людей. Темные громады многоэтажных зданий – и почти ни одного освещенного окна. Ощущение настороженно­сти осажденного города.

В девятом часу были уже в расположении разведывательно­го батальона, где я попал в ра­достные объятия начальника штаба Деки, прибывшего сра­жаться за донецких шахтеров из родной ему Сербии.

А дальше мы поступили в рас­поряжение старшины батальона под свирепым позывным «Бар­малей».

Небольшой отдых в кубрике старшины, и мы пошли представ­ляться начальству. В кабинете на­чальника штаба за столом напро­тив сидела жена его первого за­местителя – миловидная женщи­на, инспектор кадров части. И здесь я ощутил каждой клеткой своего организма флюиды любви, проскакивающие молниями меж­ду ними. «Ветеран» окончил во­енное училище в Советском Со­юзе. Изрядно помотавшись по различным гарнизонам, вернулся с женой на родину – в Донецк. А тут нагрянули нацистские батальо­ны карателей. Донбасс взял в руки оружие. «Ветеран» мог бы выйти на пенсию где-нибудь в ти­хом уголке России. Но он остал­ся здесь – на передовой линии борьбы. И было ясно, без слов, что они будут стоять здесь со сво­ей боевой подругой рядом – пле­чом к плечу – до конца.

До конца готовы стоять и сербский доброволец «Деки», и старшина, коренной донбассец «Бармалей» – бывший геофизик, исколесивший в поисках место­рождений угля в составе геоло­гических партий почти всю Укра­ину и половину России, и бра­вый комбат «Чех». Все эти мо­лодые ребята, которые пришли к нам после боевых дежурств в комнату старшины, чтобы вме­сте отметить светлый праздник – Крещение Господне.

За все время пребывания в Донецке меня не покидало ощу­щение, что именно здесь я нахо­жусь в настоящей России. Более того, к своему великому смуще­нию, я вдруг стал осознавать, что все эти хлопцы, окружавшие меня в тот вечер в комнате старшины, в большей мере казаки, чем я сам – казачий старейшина...

Я, проведший свое детство в прифронтовой полосе Сталинград­ской области, вдруг почувствовал, что находился среди тех же са­мых людей по своему духу и об­разу мышления, которых я видел и с которыми общался во время Великой Отечественной войны.

После теплых встреч и полу­чения официальной благодарно­сти, мы отправились в обратный путь.

В начале мы написали, что акция прошла успешно. Но, по­ложа руку на сердце, задание было выполнено не полностью, по независящим от нас причи­нам. Ведь всего обеспечить по­дарками надо было 1200 детей военнослужащих.

Цифра для одного Березов­ского юрта неподъемная. Но ее легко можно было выполнить, если бы включились в гумани­тарно-патриотическую акцию все казачьи округа области. Но это­го, к сожалению, не произошло. Пришлось нам проводить сбор средств только в пределах сво­его Усть-Медведицкого округа.

Помог нам только атаман Волгоградского округа Александр Анатольевич Кривенцев, при­славший 3 мешка крупы и 30 по­дарочных наборов. Кстати, такое же количество подарков собра­ли своим донецким сверстникам школьники 100-й школы Волго­града под руководством своего директора Светланы Викторовны Бобровой.

Казаки Усть-Медведицкого ка­зачьего юрта под руководством заместителя атамана Усть-Медведицкого казачьего округа Александра Михайловича Альша­нова приняли активное участие в гуманитарно-патриотической акции по сбору новогодних по­дарков и продовольствия для де­тей военнослужащих армии ДНР. Командование разведывательно­го батальона армии ДНР, кому непосредственно была передана гуманитарная помощь, просило передать огромную благодар­ность казакам и всем, кто при­нял участие в этой благородной инициативе.

Хотелось бы поблагодарить каждого участника этой замеча­тельной акции. Но для этого в газете просто бы не хватило ме­ста. Пусть же для вас, дорогие друзья и соратники, самой боль­шой благодарностью будет осоз­нание выполнения очень важно­го и полезного дела!

Н.П. ИЛЮШКИН, член правления ЮКО «Березовский юрт»,

казачий старейшина.

Недостаточно прав для комментирования