Брусиловский прорыв генерала Каледина

В этом году исполняется 100 лет со времени прорыва русскими войсками Юго-Западного фронта обороны австро-венгерских войск. В советской историографии этот прорыв назван Брусиловским по имени командующего фронтом Алексея Алексеевича Брусилова.

Правда, в 1916 году в России, а позже и в мировой военной истории эту операцию русской армии называли Луцким прорывом. Помимо генерал-адъютанта Брусилова, командовавшего фронтом, чествовали Алексея Максимовича Каледина, командующего 8-й армией. Эта армия, собственно, и осуществила прорыв укреплений противника на всю глубину. А на острие 8-й «калединской» наступала «Железная дивизия» под командованием генерал-лейтенанта Анто­на Ивановича Деникина. Не исключено, что громкой славой в советской истории генерал Бру­силов обязан тому, что он сразу перешел на сторону советской власти и добровольно всту­пил в РККА. Остальные же «авторы» знаменитого прорыва возглавляли в годы Гражданской войны белые добровольческие армии.

Две книги

Существуют два редких источ­ника, практически не известных современному читателю. В 1924 году в Москве Высший военно- редакционный совет при Военной академии РККА издал книгу: «Луцкий прорыв. Труды и мате­риалы к операции Юго-Западно­го фронта в мае-июне 1916 года». Издание вышло под редакцией преподавателя академии Петра Васильевича Черкасова объемом 272 страницы с приложением 24 карт-схем. Интересно, что в кни­ге опубликована стенограмма вы­ступлений преподавателей акаде­мии, посвященных разбору той наступательной операции. Среди присутствовавших не было пред­седателя ре ввоенсовета Л.Д. Троцкого, красных военачальни­ков М.В. Фрунзе, К.Е. Ворошило­ва, М.Н. Тухачевского. Зато при­сутствовал главный герой собы­тия — Брусилов. Правда, соглас­но стенограмме, преподаватели академии РККА — в 1924 году это сплошь генералы и полков­ники царского генштаба — героя почему-то не встретили аплодис­ментами. Его подвергли жесткой критике. И сам бывший команду­ющий фронтом не отвечал уве­ренно, аргументированно, а лишь оправдывался, бормотал: «Кто как судит… Кто как судит». По­лучается, что спустя восемь лет после победы коллеги судили Бру­силова. Не правда ли, странно?

Вторая книга также неизвест­на широкому российскому чита­телю. Она издана в Мадриде в 1968 году эмигрантами — дон­скими казаками к 50-летию со дня убийства (обставленного как самоубийство) войскового атама­на Донского казачьего войска, генерал-лейтенанта от кавале­рии A.M. Кале­дина. Эта кни­га содержит 374 страницы, 10 редких фо­тографий и пять карт-схем. Называется она «A.M. Ка­ледин — герой Луцкого проры­ва и донской атаман». И этот труд вто­рит выводам, сделанным в 1924 году крас­ными «воен­спецами».

Так кто же на самом деле являлся авто­ром стратеги­ческого успеха русской армии летом 1916 года — красный генерал Брусилов или белый атаман Каледин?

Неожиданный полководец

До августа 1914 года Алексей Максимович Каледин — донской казак Усть-Хоперской станицы, пороху не нюхал. Родился он 12 октября 1861 года в хуторе Ка­ледин, окончил 2-е военное Кон­стантиновское и Михайловское артиллерийское училища в Пе­тербурге и Николаевскую акаде­мию Генерального штаба по 1-му разряду. Пока русская армия ус­миряла бунтующий Китай (Бок­серское восстание 1900 года), Каледин служил при штабе 64-й пехотной резервной бригады. На Русско-японскую войну 1904- 1905 годов он не попал — в это время он был начальником Но­вочеркасского казачьего юнкер­ского училища.

Знаете ли вы что…

29 января (11 февраля) 1918 года в Новочеркасске А.М. Ка­ледин сложил с себя полномо­чия войскового атамана и за­стрелился. Его могилу возле Ди­митриевской кладбищенской церкви уничтожили большевики.

В послужном списке Каледи­на до Первой мировой войны значатся должности помощника начальника штаба Войска Дон­ского, командира 2-й бригады 11-й кавалерийской дивизии… До производства в генерал-майоры 31 мая 1907 года и командова­ния 12-й кавалерийской дивизи­ей донской казак был типичным штабным офицером. Никто не подозревал в нем полководче­ских талантов. Август 1914-го пробудил не только движение мировой истории, но и скрытые способности миллионов людей.

Боевое крещение

Только за первые три меся­ца войны генерал Каледин за­служил репутацию удачливого и храброго командира, завоевал авторитет у подчиненных. Бое­вое крещение ранее ни дня не воевавший штабист Каледин по­лучил 9 августа 1914 года под Тернополем. За сражение 17 ав­густа 1914 года, когда его 12-я кавалерийская дивизия в тече­ние дня сдерживала натиск ав­стрийской пехоты, и за бои у Гнилой Липы, где драгуны Кале­дина спасли положение всей 8-й армии, которой командовал Бру­силов, Алексей Максимович был отмечен орденом Святого Геор­гия IV степени. По сути, в тот день Каледин спас от разгрома армию Брусилова и военную ка­рьеру будущего революционного полководца. 29 августа 1914 года генерал Каледин лично повел драгун в конную контр атаку на цепи австрийской пехоты под Дем­ней. Пулей у него из рук выбило би­нокль. Вскоре он был награжден золотым Георги­евским оружием. За полководческий успех в бою под Калушем 12 сентября 1915 года, когда Кале­дин буквально спас свою диви­зию от разгрома и опрокинул ав­стрийцев, он по­лучил орден Свя­того Георгия III степени.В февра­ле 1915 года, ко­мандуя своими кавалеристами в передовых це­пях, генерал Ка­ледин получил осколочное ране­ние в бедро.

Но главной заслугой были не награды и не боевое ранение. К маю 1916 года Каледин вырос в военачальника, которому беспре­кословно подчинялись и которо­го уважали. Ветеран-«калединец» генерал Н.В. Шинкаренко (буду­щий военный писатель-эмигрант Н. Белогорский, участник граж­данской войны в Испании в 1936-1939 годах) писал в своих неизданных воспоминаниях: «Ка­ледин — человек храбрый, то есть умеющий, когда надо, не бояться. И по тому, что я видел, скажу, что был он человек боль­шой храбрости, который себя ни от какой опасности не прятал». Профессионализм, забота о под­чиненных и личная храбрость — все это превращало донского ка­зака из строевого генерала, ка­ких много, в военного вождя, ка­ких всегда мало.

«Антипрорыв»

Царская Ставка, планируя фронтовые операции на лето 1916 года, считала участок Юго- Западного фронта главным. Вот отрывок из частного письма Ка­ледина (оно было впервые опу­бликовано в Испании в 1968 году) своему товарищу — про­фессору Академии Генерально­го штаба Н.Н. Головину от 3 июня 1916 года: «Сделано было все, чтобы наступление Юго-За­падного фронта закончилось ни­чем. Так как по решению Став­ки главный удар должен был на­носить Западный фронт, ему и предоставлены были все сред­ства. И только впоследствии Ставка посылала Юго-Западно­му фронту подкрепления пакета­ми, по каплям. Ставка неожиданно потребовала от Юго-За­падного фронта перейти в насту­пление первым — для спасения Италии и для облегчения фран­цузов под Верденом».

Головин уже после заверше­ния Первой мировой войны в своем труде «Галицийская бит­ва» четко называет А.А. Бруси­лова человеком, который сделал все, чтобы наступление русских войск захлебнулось. «Приказ ге­нералу Келлеру выступить был дан Брусиловым слишком позд­но. Момент был упущен», — от­мечал Головин. Стратегическая ошибка в этом сражении произо­шла, по его мнению, из-за неже­лания командующего Юго-Запад­ным фронтом Брусилова вовре­мя дать подкрепление именно 8-й армии генерала Каледина для ши­рокого наступления и развития его на Запад. Из всего этого можно сделать два совершенно непривычных для историков на­чала 21-го века вывода.

Во-первых, царская Ставка планировала наступление Юго-За­падного фронта летом 1916 года только лишь как вспомогательный, второстепенный удар. Наступле­ние началось ранее запланиро­ванного срока. И наступающие войска фактически приносились в жертву ради спасения союзников в Италии и во Франции.

Во-вторых, командующий фронтом Брусилов не имеет пра­ва считаться «автором» Бруси­ловского прорыва. Успех был до­стигнут не благодаря, а вопреки его воле. Уже в ходе сражения он делал все возможное, чтобы приостановить свои войска, за­тормозить их. Причем собствен­ное бездействие впоследствии сваливал на покойного генерала Каледина.

Интриги

Но, несмотря на все усилия Брусилова помочь войскам не­приятеля, успех у русских во­йск был. И успех оглушитель­ный. Россия и армия ожидали, что Каледин получит из рук го­сударя заслуженный полковод­ческий орден — Святого Геор­гия II степени. Но этого не про­изошло. Командующий фронтом не подписал представления. Ревность Брусилова к Каледи­ну началась еще в августе 1914-го, когда тот со своей дивизи­ей спас от разгрома 8-ю армию. Брусилов завидовал и популяр­ности Каледина у солдат. Разо­шлись они и в методах ведения войны. Будущий военачаль­ник революционной армии Бру­силов в своих приказах гнал солдат на пулеметы. Монархист Каледин часто тихо саботиро­вал выполнение бесчеловечных приказов командующего фрон­том, берег солдат.

Революцию и свержение царя Каледин не принял и в мае 1917 года навсегда оставил действу­ющую армию к великой радости своего завистника.

Но история все расставляет по своим местам. Спустя 100 лет мы обязаны понять, кем в 1916-1918 годах был генерал Ка­ледин. И кем в то же время был генерал Брусилов. И как же пра­вильнее будет называть прорыв — Луцким или Брусиловским? А может, надо справедливо назвать его Калединским, каким он и был 100 лет назад?!

Страницу подготовил  П. КУЛИКОВ

Недостаточно прав для комментирования