По скорбным страницам истории

По скорбным страницам историиОдна из трагических страниц Сталинградской битвы – это судьбы десятков тысяч советских военнопленных, угнанных в нацистское рабство и замученных в фашист­ских лагерях на волжской земле. Всем в России и за рубежом известно о героях, по­гибших на склонах Мамаева кургана, на острове Людникова. Но мало кто знает и помнит о десятках лагерей советских военнопленных, организованных фашистами на Сталинградской земле, в том числе и в Серафимовичском районе.

Созданная в ноябре 1942 года Государственная Чрезвы­чайная комиссия по расследо­ванию злодеяний немецко-фа­шистских захватчиков зафикси­ровала на оккупированной тер­ритории Сталинградской обла­сти 47 лагерей совет­ских военнопленных. Все сведения о коли­честве лагерей и прав­да о трагической судь­бе их узников находят­ся в архивах.

Вот некоторые дан­ные о лагерях на тер­ритории Серафимович­ского района и коли­честве военнопленных в них:

- Пронин, концла­герь №14. Содержа­лось 400 пленных, 375 погибших.

- Малахов, концла­герь №16. Содержа­лось 2000 пленных, 245 погибших.

- Варламов, лагерь №17. Содержалось 700 плен­ных, 200 погибших.

- Конеферма, лагерь. Содер­жалось 1270 пленных, 421 по­гибших.

- Хохлачи, лагерь №15. Со­держалось 510 пленных, 500 погибших.

Это холодная статистика – ужасающая, но обезличенная цифрами. Однако, стоит по­пробовать лишь на минуту представить, сколько боли, страха, сломанных человече­ских судеб, крови и слез скры­то за этими цифрами. Слож­но... В наших силах помнить и стремиться никогда не до­пустить повторения того, что было. Именно для сохранения памяти на территории Пронин­ского сельского поселения в 2006 году были установлены мемориалы погибшим узникам фашистских концлагерей.

Размещая военнопленных и мирных граждан в лагерях, фа­шисты совершенно не заботи­лись о санитарно-гигиениче­ском состоянии помещений. Почти все, созданные гитле­ровцами в Серафимовичском районе лагеря, располагались либо на летних скотных базах, либо в старых неотапливаемых амбарах и коровниках. Усло­вия содержания пленных в этих лагерях были бесчеловеч­ными. Измотанных в непре­кращавшихся боях советских воинов, чаще всего попавших в плен раненными и контужен­ными, бросали в лагеря, где рацион их питания составлял в августе-октябре 1942 года один стакан запаренной ржи в сутки на человека, а меди­цинская помощь, как правило, вообще не оказывалась.

Рабочий день узников всех лагерей составлял по 12-14 ча­сов в сутки, а иногда и более. С пяти утра и до поздней ночи военнопленные и мирные граж­дане ежедневно работали на строительстве оборонительных укреплений, стратегически важ­ных объектов. Так, большин­ство узников в лагерях №14, 16, 17, трудились на строительстве железной до­роги от станицы Обливской до г. Михайловки. Тем са­мым нарушалось междуна­родное соглашение о запре­щении использования про­тивником военнопленных на строительстве военных объектов.

Из Серафимовича людей ночами гнали в хутор Фо­михинский, а оттуда в Пес­чаный. Хотели доставить до станицы Обливской, но оставили в хуторе Малахов, где располагался один из лагерей пленных.

В таких условиях боро­лись за жизнь советские во­еннопленные – те, кого дол­гие годы было принято считать предателями, и о судьбе кото­рых пытались не вспоминать. Освободившись из фашистских лагерей, многие военнопленные уходили вместе с советскими войсками громить врага и по­лучали правительственные на­грады за храбрость в бою. К примеру, И.М. Чистяков сфор­мировал из восьми тысяч ос­вобожденных из лагеря в Гум­раке советских военнопленных восемь батальонов. Их участие в боевых действиях впослед­ствии было хорошо оценено от­дельными представителями ко­мандования армии. Окончание Великой Отечественной войны И.М. Чистяков встретил в зва­нии генерал-полковника.

Павел КУЛИКОВ

Недостаточно прав для комментирования