Горе-союзники

«Горе-союзники»

Утром 7 октября 1916 года войсковой старшина Ва­луев получил следующий приказ: «Приказываю Вам не отходить и удерживать румын на позиции. Ободряйте румын и не позволяйте им отходить!».

Ближе к полудню полк стал в резерв примерно за центром 9-й румынской дивизии к северу от д. Уречкнои и восточнее д. Мусурат. В штаб полка доложили: «Румыны в порядке!».

Начальник 9-й румынской дивизии под сильным ог­нём тяжёлой артиллерии лично продвигал цепи своих сол­дат в перёд, и сам всё время находился впереди. Однако после такого обстрела, румынские солдаты, занимавшие высоту северо-восточнее д. Тузла, в беспорядке перешли перешеек и двинулись в сторону Констанции, но во испол­нении полученного приказания были возвращены на пози­цию к северу от перешейка.

Для укрепления обороны перешейка, полковник Раз­гонов запросил у командира румынской дивизии два ору­дия. Болгарские войска заняли д. Тузла, но дальше про­двигаться не стали.

В течение целого дня полк оказывал поддержку ру­мынской пехоте, которая в виду огромных неприятельских сил, ведущих наступление против 9-й румынской дивизии, нуждалась хотя бы в нравственном содействии конницы.

В целом, румыны сражаются доблестно, выше вся­ких похвал, и будучи принуждаемы в течение всего дня, лишь несколько раз пытались отступить, а вечером под звуки рожков сами бросились в атаку. Полк высылал лавы в тех направлениях, где пехота начинала отходить — для возвращения, её обратно, «ободряя» отступавших румын кнутами и пиками.

Ранения получили войсковой старшина А. П. Сазо­нов и сотник Ф. В. Измайлов.

12 октября полк находился в д. Сореурт. Заведующе­му полковым хозяйством, войсковому старшине Попову, было направлено указание командира полка:

«Полк сидит без хлеба. Немедленно вышлите хлеба на два дня. Вообще необходима самая детальная забота Вами, чтобы казаки в боевые дни были снабжены всем не­обходимым, особенно хлебом, сахаром и чаем. Будьте лю­безны, прикажите Коровушкину прислать с посыльными казаком мою бурку».

Увы! Сахар так и не подвезли, и 25 октября командир полка потребовал отчёта, за какое время казакам выдавали сахар, 28 октября приказал проверить обеспечение казаков тёплыми рубахами, а заодно ещё и денежный ящик полка.

Материалов этой проверки не сохранилось, но в но­ябре 1916 года заведующим полковым хозяйством стал войсковой старшина Н. А. Валуев. В комиссию по провер­ке довольствия, получаемого из обоза, стали входить: от 1-й сотни урядник Базикин, приказный Максимов и казак Ульянов.

Вечером был зачитан приказ командира полка № 395, согласно которого в 5 ч. 30 мин. полк должен быть постро­ен и готов к выступлению.

К этому времени из 4-ой сотни выделялась одна по­лусотня, которая поступала в распоряжение подполковни­ка Батурского для прикрытия артиллерии и оставалась в д. Сореут. 5-й сотне, после построения, разрешалось рассед­лать коней до 7 часов утра.

14 октября 1916 года разведкой было определено расположение противника по фронту: на линии д. Инам-Чешме - д. Коджелак. Днём д. Инам-Чешме была занята болгарским эскадроном. В д. Коджслак по показаниям ру­мынских крестьян, находились немецкие уланы с пиками и в киверах.

Всю следующую неделю казаки полка проводили разведку. На фронте между д. Сареурта и рощей, развед­ку и охранение выполняли казаки сотни подъесаула Красовского; к западу от д. Сареурта и далее на север до д Хаманджа - 2-я сотня. Казаки 2-й сотни вели наблюдение от шоссе на д. Хаманджу до моря, и обозначали левый фланг стрелкового дивизиона.

Вновь встала проблема связи. Было решено посылать пехоте с донесениями лишь спокойных казаков, «дабы не было вздорных словесных донесений, вносящих тревогу!», но даже этого оказалось недостаточно, и командир полка приказал подъесаулу Михаилу Красовскому самому нахо­дится при телеграфе у пехоты и сообщать, что там делает­ся.

Утром 20 октября в 6 часов полк был построен на северо-восточной окраине д. Натур. По дороге на д. Хаманджа завязался бой. Под натиском противника возник­ла реальная угроза окружения, и полк отступил на правый фланг пехоты к д. Гозовице. После окончания боя у каза­ков возникла новая проблема. Пленные болгары попрята­лись в камышах, и пришлось затратить немало сил для их поисков.

К утру 22 октября обстановка на фронте в Добрудже резко ухудшилась. Отступление румын превратилось в паническое бегство, управление войсками было потеряно.

Даже артиллерийская поддержка кораблей уже не смогла спасти положения. Румыны в беспорядке бежали!

«Отличная стрельба кораблей уже не могла под­бодрить панически настроенные румынские войска, спо­собные только к беспорядочному отступлению. Оно про­должалось безостановочно, причём румыны пользовались моментами, когда стрельба линейного корабля «Ростис­лав» разгоняла противника, чтобы безопасно бежать из окопов», - писал командующий флотом.

Полевая артиллерия румын отошла ещё утром, и к 11 часам стало ясно, что Констанца будет сдана.

Утром 23 октября к берегу подошёл эскадренный ми­ноносец «Капитан-лейтенант Баранов», высланный разве­дать обстановку и попытаться установить связь с войска­ми. Однако все попытки кап. 2 ранга Г. Ф. Гильдебрандта, командира эсминца, войти в контакт с дезорганизован­ными румынскими частями оказались тщетными. Поэто­му в штаб 3-й кав. дивизии были направлены лейтенанты Д.И. Коссович и С. А. Реймерс, с предписанием: «Устано­вить, возможно, скорее, связь между левофланговыми на­шими войсками».

29 октября 1916 года, ближе к полудню, полк в кон­ном строю атаковал противника у деревни Каранасуф. Конной атакой двух сотен войскового старшины Алек­сандра Голубинского и подъесаула Михаила Красовско-го полк опрокинул, изрубил укрепившихся в деревне 7-ю и 8-ю роты и пулемётную команду 53 пехотного болгарс­кого полка, и на плечах отступавших болгар, занял высо­ты к югу от Каранасуфа где, развивая успех, очистил весь район, занятый частями болгарской конницы генерала Колева. Были захвачены пленные.

Командиры сотен, Александр Голубинцсв и Михаил Красовский, были представлены к награждению Георги­евским оружием «За храбрость».

В начале ноября 1916 года на фронте расположения 3-й кав. Дивизии наступило некоторое затишье, и 6 нояб­ря командир полка, полковник Разгонов, принял решение выслать людей в баню. Она находилась в д. Чумурли де Жось, казаки направлялись в баню посотенно, по следу­ющему расписанию: 1-я сотня уже в 8 часов должна была быть на месте, 2-я сотня прибывала к 9 ч. ЗО минутам.

На помывку каждой сотне отводилось полтора часа, а пулемётной команде и команде связи отвели только один час. Последние мылись офицеры штаба полка.

На 12 ноября было назначено наступление. Для вы­яснения обстановки, казакам 3-й сотни приказали захва­тить пленного. Отличившегося казака обещали поощрить вознаграждением.

Па участках, для связи между пехотными заставами, были выставлены дозоры. Их главной задачей было осве­щение мелких промежутков между дорогами и наблюде­ние за происходящим на флангах.

Из штаба дивизии в 17 часов был получен новый при­каз: «Немедленно выставить на всём участке расположе­ния пехоты, на всех дорогах полевые караулы в количест­ве не менее 4-х человек, задача которых предотвратить самовольное оставление позиций пехотой. Пропускать только чины, которые имеют увольнительные записки. Записывать фамилии нижних чинов, какой роты и фами­лии начальников. О случаях самовольного оставления по­зиции немедленно докладывать начальнику 61 пехотной дивизии для производства расследования. Остановка чинов самовольно уходящих в тыл, должна производиться решительно, вплоть до расстрела!

Ген. М-р Хандыков

1 декабря 1916 года начальник отряда 6 конного кор­пуса приказал прикрывать выдвижение пехоты на линии - от Урвичени до д. Калараш.

В полдень колонна вышла. Первыми шли гусары, за ними артиллерия и казаки. Обоз шёл за полком, но поздно вечером обстановка резко изменилась, обоз было решено оставить с обозом гусар. За полком последовали только дву­колки и лазарет. Знамя полка было передано в пятую сотню. Под утро разъезд хорунжего Басакина у д. Падинга взял в плен немецкого кавалериста 9-го гусарского полка.

4 декабря позиции полка вновь были атакованы аэ­ропланами. Командиру 6-й батареи немедленно была на­правлена телеграмма следующего содержания: «Прошу сию минуту поставить одно орудие против аэропланов. Действовать лично по своему усмотрению. По исполне­нии прошу доложить».

После налёта, казаки подъесаула Требушенкова заня­лись расчисткой двух дворов под лазарет для раненых.

Полковой врач Фрейеров за своё мастерство ещё в ок­тябре был представлен к ордену св. Владимира 4-й степе­ни, но в штабе не забыли дописать, что орденов св. Анны 4,3 и 2-й степеней врач Фрейеров не имеет.

Работе врача помогали полковые фельдшеры: Мар­тынов Василий, Вершинин Никит, Тютюнщиков Илья и Кружилнн Василий. Раненых коней лечили ветеринарные фельдшеры: Семионов Меркул и Матвеев Алексей. За ра­боту во вредных условиях и те и другие получали ежеме­сячно дополнительное жалование по 50 копеек.

В период с 10-го по 13 декабря казаки полка не раз в ступали в бой с противником.

Были и потери: 5 казаков убито, 2 ранены и 2 кон­тужены. Убиты 3 лошади. Сломано 11 пик и израсходо­вано 13 000 патронов. Боевой состав полка: 667 казаков, 21 офицер. Шашек - 555, пулемётов - 5.

15 декабря 2-я сотня была выделена для заготовки кольев в штаб 61 дивизии в д. Векерений. Старшим на за­готовку назначили хорунжего Балахнина. 15 декабря при­шло приказание, в этот раз уже каждой сотне заготовить по 500 штук кольев.

20 декабря в 17 часов сотня подъесаула Требушенкова была срочно брошена на соприкосновение с противни­ком. Следом, в д. Максимений, была выслана сотня подъ­есаула Авилова-2 с задачей занять и удерживать её.

В этот же день командир полка полковник Александр Разгонов высочайшим приказом был назначен начальни­ком штаба 1 -и Кавказской кавалерийской дивизии, с пос­ледующим переводом в Генеральный штаб.

31 декабря командиру полка было приказано выде­лить из каждой сотни по два нижних чина в подчинение генерала Елчанинова.

Изменение общей обстановки на Румынском фронте не позволило командованию армии осуществить свои на­ступательные замыслы. 7 декабря румыны без боя остави­ли Бухарест, а в середине декабря неприятель возобновил наступление в Добрудже.

21  декабря войска 6-й армии начали отход к Тульче и Исакче для переправы через Дунай. Правый берег реки был оставлен болгарам.

Заканчивался 1916 год и третий год Первой мировой войны.

{xtypo_rounded2}А. Покровский, С. Бирюков: "История 3-го Донского Казачьего Ермака Тимофеева полка."{/xtypo_rounded2}

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить