На Румынском фронте без перемен

На Румынском фронте без перемен

В  первых числах января 1917 года полк находился на левом берегу Дуная в д. Азаклеул, и занимал фронт, от казарм до идущей с севера на юг улицы Галаца, имея связь: на право с драгунским, а налево - с гусарским пол­ками. По очереди высылали сотню на правый берег реки Дунай.

Новый, 1917 год, начался с обстрела мест располо­жения 1-й и 4-й сотен. До начала февраля 1917 года ка­заки удерживали участок от устья р. Сереть до берега Дуная, восточнее г. Галац. Казаки ежедневно проводили разведку.

9  января хорунжий Дюжиков близ деревни Азаклеул вступил в перестрелку с заставой противника и обратил неприятеля в бегство. В качестве трофея он взял болгарс­кую пехотную винтовку.

Утром 6 февраля 1917 года полк выступил из г. Галац и в 19 часов перешёл Русско-Румынскую границу у села Вадумлуй Исак, пройдя 45 вёрст. В 21 час казаки стали по квартирам в д. Калибаши. В ходе начавшегося наступле­ния полк проходил в день до 60 вёрст, лошади находились под седлом по 18 часов. В журнале боевых действий за февраль месяц, писари не успевали привыкать к правиль­ности написания постоянно меняющихся названий на­селённых пунктов: Акбота, Верхняя Софиевка, Колчева.

Только 12 февраля, став на квартиры в д. Колчева, ка­заки наконец-то занялись починкой амуниции и чисткой оружия.

30 мая приказом по Армии и Флоту хорунжий Фёдор Рышкин был произведён в сотники.

В июне в полк прибыло пополнение. Из Черноморс­кого конного полка прибыли телефонисты: унтер офицер Семён Лаштногин, всадники - Василий Скузин и Григо­рий Лазаренко. Из 5-го Донского казачьего запасного пол­ка прибыли: старший урядник Иван Марянин, приказ­ный Дмитрий Пастухов, казаки: Сергей Быков, Александр Шкуратов, Яков Смолин, Яков Маркин, Дмитрий Аксе­нов, Тимофей Миронов. Прибыл старший ветеренарный врач Беляев и его деныцик Ефим Зубовский. Из госпиталя в полк вернулись: Павел Евлантьев, Никита Попов, Гав­рил Гатырёв, Арсений Никонов, Пётр Ермилов, Степан Любимов, Василий Семионов.

Вместе с тем полк простился со своими героями, полными Георгиевскими кавалерами Степаном Зотовым и Петром Сенюткиным, убывшими на учёбу в школу пра­порщиков.

18 июня в полку произвели награждение отличив­шихся казаков: Георгиевским крестом - казака Марка Зажигаева; медалью «За храбрость» — младшего урядника Василия Шкурова, приказных Фёдора Юдина, Ивана Гордеева, Григория Думчева, Василия Колесникова, и казака Николая Феклина.

21 июля, во время перехода в составе полка, в колон­ну 4-й сотни с аэроплана была сброшена бомба. Взрывом тяжело ранило троих казаков. Из них двое скончались на месте, четверо были ранены, один контужен. Было убито 6 лошадей и 11 лошадей получили ранения. Раненые каза­ки были отправлены в госпиталь, а лошади - в обоз 2-го разряда.

Позже, 8 августа, в войсках был зачитан приказ ко­мандования корпуса:

«Пора знать, что аэроплан - групповое оружие вру­нах неприятеля как разведывательное, так равно и разру­шительное. Единственный способ парализовать его дейс­твие - это не обнаруживать себя, для чего приказываю: Лошадей, повозки и вообще всё имущество скрывать под деревьями, в сараях и маскировать. Во время налёта аэ­ропланов людям прятаться под прикрытия и не выходить на свет. Война - не театр! Работать должны лишь зе­нитные орудия или пулемёты по особому приказанию ко­мандира части. Неисполнение настоящего приказания буду считать, как и неисполнение боевого приказа!

Ген. М-р. Хандыков

В конце июля 1917 года в командование полком всту­пил полковник Греков.

23 июля была принята телеграмма, которой предпи­сывалось с рассветом 24 июля 1917 года выступить в д. Гуро-Гумору и ждать дальнейших указаний.

Новому командиру полка с четырьмя оставшимися сотнями было приказано выдвинуться на поддержание ле­вого фланга 26 армейского корпуса, ввиду самовольного отхода одного из пехотных полков.

Прибыв на место, начальник разъезда, хорунжий Кодратов, увидел следующее: на высоте, занятой 334 Ви­тебским и 776 пехотными полками, образовался прорыв. Высота была занята неспокойной цепью, потому что мно­гие солдаты уходили с позиции.

Так, 3-я рота первого батальона 334 Витебского пе­хотного полка самовольно ушла с высоты, несмотря на увещевания командира роты и подпрапорщика, которые вдвоём остались в окопе на позиции. Казаки стали уговаривать солдат идти в окопы, но некоторые из солдат стали кричать: «Не слушать казаков! В штыки их!».

Когда хорунжий Кодратов пошел с казаками на со­пку, то вся рота, за исключением 40 человек солдатских «крикунов», пошла за ним и заняла окопы. К счастью, со стороны противника ничего замечено не было.

7 августа хорунжий Дюжиков проводил разведку. Он установил, что площадь леса впереди участка 5-й сотни к северо-западу, приблизительно версты на полторы, сво­бодна от противника. Дойдя до места, он заметил следую­щее: к северу от деревни Солька местами видны одиноч­ные окопы, местами сплошные. В направлении высоты слышен стук. Со стороны окопов, противника обнару­жено не было, но были замечены ходящие пешие. Вдоль указанной линии, проволочных зафаждений замечено не было.

26 августа телефонограммой № 48 полк был переподчинён командиру 26 армейского корпуса.

К этому моменту, 1-я сотня была уже в распоряже­нии командования 26 корпуса, а 3-я - всё ещё оставалась в д. Тултыкан в распоряжении начальника кавалерийского корпуса. Оставшиеся четыре сотни полка обороняли учас­ток на позиции от д. Солька до д. Сырба, продолжая про­изводить разведку сил противника.

В  августе 1917 года на участке полка было спокой­но. Сотни строили блиндажи, укрепляли окопы и углубля­ли их. Телефонофаммой № 125 от 18 августа 1917 года к выполнению окопных работ было разрешено привлекать местных жителей и платить им но следующим тарифам:

- чернорабочему         - 4 руб. 50 коп;

-  женщинам               -на 25% ниже;

-  подросткам             - на 50 % ниже;

-  специальным рабочим        - по соглашению.

Впереди окопов протянули ряд колючей проволоки,

устроили засеки. 3-я сотня на своём участке приготовила колья для проволочного заграждения. Использовали три клубка проволоки, больше сё не было. Все помогали друг другу. Война становилась позиционной - окопной, и учи­тывая это обстоятельство, Верховный Главнокомандую­щий разрешил увольнять военнослужащих в краткосроч­ные отпуска на следующие сроки: на европейском театре военных действий и Румынском фронте:

- до 5 недель в европейскую часть России;

-до 7 недель па Кавказ;

-до 8 недель в Сибирь и Туркестан.

С Кавказского же театра военных действий:

-до 5 недель на Кавказ; до 7 недель в европейскую часть России;

-до 8 недель в Сибирь и Туркестан.

Однако перезагруженность железных дорог наложи­ла ограничение на увольнение рядового состава, в отпуск увольняли 4-х из 100 нижних чинов.

В сентябре 1917 года сотники Павел и Александр Маркины были произведены в подъесаулы.

{xtypo_rounded2}А. Покровский, С. Бирюков: "История 3-го Донского Казачьего Ермака Тимофеева полка."{/xtypo_rounded2}

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить