Поход в Грузинское царство

Поход в Грузинское царство

Грузинское царство, находившееся в Закавказье, в 1801 году добровольно приняло подданство России, собс­твенно же Кавказ еще оставался в руках воинственных и диких горцев, населявших его.

Для обеспечения правильных сношений с Грузией и с целью приобщения кавказских племён к русской культу­ре, началось завоевание Кавказа.

Вследствие того, что на стороне горцев была сама природа, т.е. высокие и крутые горы, густые леса, обры­вы, глубокие ущелья и быстрые горные потоки, да и сами горцы очень храбры и искусны в горной войне, последняя продолжалась 63 года.

Много было положено русскими труда, энергии и беззаветной храбрости, много жертв осталось на Кавказе, но когда в сердцах бойцов сеть великое и единое стрем­ление победить, тогда нет преград и природа, и враг-че­ловек, падут к ногам победителей. Сюда-то на Кавказ, на беспрерывную войну и шли Донские казаки.

Хотя в 1859 голу глава кавказских горцев Имам-Ша­миль и был пленён русскими, по этим покорение Кавка­за ещё далеко не кончилось и донские полки, сменяя друг друга, по-прежнему продолжали нести тяжёлую службу по завоеванию и умиротворению Кавказа.

В 1859 году дошла очередь до № 32 полка. По высо­чайшему повелению было приказано сформировать и на­править его на Кавказ. Окружным сборным местом был хутор Булавин.

Формировался полк из казаков 3-го военного Усть-Медведицкого отдела (ныне город Серафимович Волгоградской области), а урядники - по-прежнему со всего войска.

При выступлении со сборного пункта состав его был такой: 2 штаб и 15 обер-офицеров, 65 урядников и Приказ­ных, 12 трубачей, 808 казаков, 1 фельдшер и 1 писарь, дра­банты (денщики) по числу офицеров. Знамя было одно - Николаевское с иконой.

Командиром полка был назначен подполковник Ва­силий Осипович Загряцкий.

К 7 июля 1859 года полк был уже сформирован и с хутора Булавина направился походным порядком в стани­цу Средне - Егорлыкскую, а отсюда 7 августа выступил, проходя Ставропольскую губернию, в Терскую область.

16 сентября полк прибыл к месту своего назначения в укрепление Хоби-Шавдон, войдя в состав левого крыла Кавказской армии, в ближайшее ведение походного атама­на Хрещатицкого - 2-го.

Штаб полка, 1-я, 2-я и 5-я сотни остались в укреп­лении Хоби-Шавдон, а прочие сотни несли службу по со­действию военному управлению краем, а также в несении этапов и экзекуций.

Строевых занятий почти не было, - служба протекала в разъездах и охране края. Но, охраняя других, казаки сами очень часто подвергались смертельной опасности.

Горцы Кавказа не боялись Донцов, смеялись над их грозными пиками: «Камыш идет!». Они, как коршуны до­бычу, выслеживали казачьи разъезды, и смело нападали на них.

За год службы в Терской области из № 32 полка гор­цами было убито 5 казаков.

17 октября 1860 года из укрепления Хоби-Шавдон полк походным порядком был направлен в Закавказье на смену 1-го полка.

29 ноября он прибыл к месту своего назначения в урочище Ванк, тогда Бакинской губернии. Шушенского уезда.

В продолжение всей службы в Закавказье, штаб пол­ка с пятой сотней оставались в урочище Ванк, а остальные сотни 23 декабря вышли на посты Шушенской, Эринанской и Лен кора не кой кордонных линий, но границе с Пер­сией.

Пятая сотня, оставаясь при штабе полка, несла служ­бу в Шушинском уезде на внутренних постах.

Кроме надзора за границей и охраны русских пог­раничных владений от набегов персидских курдов, каза­ки содержали ещё пограничную линию почтовых сообще­ний. Для строевых занятий времени оставалось мало.

Климатические условия в Закавказье были очень тяжёлые. Местность, там хотя и гористая, но долины были сплошным очагом лихорадки, от которой в основном и бо­лели казаки.

Заболеваемость достигла страшной цифры: к 1 янва­ря 1861 года, больных было 124, а к 1 августа - 152 чело­века. За 1861 год умерло 37 человек.

Умирали казаки в госпиталях и лазаретах, а нередко и прямо на постах. Хоронили умерших Донцов, у подно­жия библейского Арарата.

Условия жизни на Кавказе были совсем не такие как в Польше. Население здесь было редким, русского языка туземцы (дикари) не знали, православные храмы были в редкость, а если и встречались, то служба там шла па не­понятном грузинском языке.

Доставать провизию было негде. Поэтому, для каж­дой сотни отводились огороды, которые казаки обрабаты­вали сами для себя.

В окрестностях постов в горах водилось множество всякого зверя и дичи: кабаны, козлы, бараны, джейраны, множество птицы. Охота для казаков была отличная.

Большое беспокойство причиняли мошки, которые в ночное время нестерпимо кусали сонных казаков.

Во время службы № 32 полка на Кавказе вышли не­которые облегчения в несении воинской повинности ка­закам.

Так, срок службы был опять сокращён и определён в 15 лет полевой и 7 лет внутренней.

Распределять казаков положено не на 2, а на 3 и бо­лее очереди, разрешён обмен очередью между отцом и сы­ном и родными братьями.

Самое главное облегчение заключалось в освобожде­нии донских полков от службы на Кавказе.

В I860 году вышел «Воинский устав о строевой службе конных полков казачьих войск», а прежний был от­менён. Были некоторые перемены и в обмундировании.

Службу в Закавказье полк пёс до 18 ноября 1862 года, тогда был сменён прибывшим па смену с Дона 8 полком.

Через два с половиной месяца похода 5 февраля 1863 года полк прибыл на сборный пункт х. Булавин, и от­сюда 9 числа, после инспекторского смотра был распушен по домам.

{xtypo_rounded2}А. Покровский, С. Бирюков: "История 3-го Донского Казачьего Ермака Тимофеева полка."{/xtypo_rounded2}

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить