Василий Кузьмичев

Василий КузьмичевРодился в 1968 году в хуторе Карасеве Серафимовичского района Волгоградской области.
Окончил Волгоградский пединститут. Живу в хуторе Трясиновском,работаю в средней школе - преподаю юным трясинянам историю.
Стихи пишу лет с тринадцати.
Дипломант Всероссийского литературного праздника «Россия — Родина моя» (Рязань, 1984). Стихи и проза публиковались в газете «Сельская жизнь», журнале «Природа и человек» («Свет»), в областных изданиях: «Отчий край», «Дедъ ГЦукарь», «Казачий круг»; в районных газетах.
Часть стихов вошла в сборник поэтов Серафимовичского района «Лазоревые рассветы».

 

 

 

СТИХИИ

Дед на фото в форме новой...
Только счастье было кратким
В сорок третьем над Ростовом
Полыхающее небо
Деда отняло у бабки...
От отца — лишь бескозырка
Да сухие писем строчки.
Часто мать, увидев море,
Прятала глаза от дочки.
...Время ветром слезы сушит.
Дочка тоже вышла в люди,
И казалось ей:
Для мужа
Лишь она стихией будет.
Но опять перед иконой
Матерь Божью умоляет
Возвратить былую мудрость
Тем горам, где муж в погонах,
Тем,
которые стреляют...

 

 

ТОПОР НЕСТОРА


1


...И стояла Божья церковь как невеста,
Колокольным звоном полнился простор.
И дивились все вокруг. А зодчий Нестор
Бросил в озеро свой плотницкий топор.
А потом молился он. Просил не славы,
А чтоб дал господь нам веры и добра,
И чтоб «зодчие» усобицы кровавой
Никогда не отыскали топора...


2


Звон бокалов приятнее залпов,
Но, как прежде, мы помнить должны:
У Великих Озер Дикий Запад
Не зарыл томагавки войны.
Нас теснят. Каждый час, повсеместно
Все сильней супостатов напор.
Знать, не зря бросил в озеро Нестор
В те далекие годы топор!
Вот уже над краями родными
Злые тучи темнят небосвод...
Мы отыщем топор. И поднимем.
И посмотрим тогда, чья возьмет!

3


Как будет — не знаю. Но верю,
Что все-таки время придет
И вынесут волны на берег
Топор удивительный тот.
Найдет инструмент легендарный
Не Ванька, забывший родство,
А плотник со станции дальней,
Познавший в труде мастерство.
Негоже в столичном музее
Топор под витриной держать:
Работы кругом! Всю Расею,
Как храм, из руин поднимать!

 

СТАНИЧНИК

Полив из колодца леваду,
Присел на ступеньки крыльца.
Покрыла щепоть самосада
Газетной брехни словеса...
Обиды он в сердце не держит
И с миру по нитке не ждет,
А нынче вот с гостем заезжим
Неспешно беседы ведет.
Про то, как ходил на пшеничку
По старой привычке глядеть:
«А хлебушек ноне отличный,
Вот только бы с сеном успеть».
Про то, как в низинке об стежку
Привил по весне деревца...
А что на душе головешкой — Оставит.
Чтоб жгло до конца.
И только лишь гость удалится,
Чтоб видеть в автобусе сны,
Достанет он с дальней полицы
Ровесницу давней весны.
Вздыхая, уйдет он за хату,
Чтоб ветру отвесить поклон
И тихо в малину заката
Пролить мандолиновый звон...

 

СТАРИК

В забытой властями глубинке
Деревня у леса стоит.
Не яблони вовсе —
Осинки
Сажал вдоль дороги старик.
Подъехал на «форде» к колодцу
Какой-то залетный грибник:
«В натуре ты, дед, прикололся!
Не будет навару от них.
Задаром работаешь?!
Брось ты!»
На это старик отвечал:
«А если высокие гости
Заглянут сюда невзначай?»
«Какие?»
«А те, что Россию
За тридцать монет продают.
Вот я и сажаю осины —
Пусть выберет каждый свою!»
...Платком опоясавши спину,
Очки увязав на тесьму,
Старик все сажает осины.
А, может, поможем ему?

 

 

От Амура до Ладоги,
От Печоры до Терека
Землю радуют радуги
Из небесной материи.
Моют голову дождички,
Озоруют с дорогами.
Кто-то моет нам косточки —
Лишь бы душу не трогали!
Слезы слижут со щек ветра —
Кто же знает, надолго ли?
Разучились мы ждать добра,
Смотрим серыми волками.
Кто-то униженно под ноги,
Кто — восторженно за море...
Вспомни, Русь, свои подвиги,
Вспомни главное самое!
Мы поднимемся на ноги,
Мы вернем, что потеряно,
От Амура до Ладоги,
От Печоры до Терека!

 

НАКАЗЫ

Князь умирал. Он княжича позвать
Велел и дал наказ ему суровый:
«Землею Русской будешь торговать —
Щит власти от проклятья не укроет!
И ангел от возмездья не спасет,
Когда предашь ты брата ради власти
Иль станешь ложью потчевать народ
И выгоды искать в его несчастьях». ...
Двадцатый век. Безверья злые дни.
Наказывала бабка внучке строго:
«Владимирской икону сохрани.
Сожжешь — не будет помощи от Бога».
Заплакал вдруг солдат: «Жива страна!»,
Когда услышал он в базарном дыме:
«Не продавай, дедуня, ордена!
А то уйдет Победа вместе с ними».
Кругом раздрай.  Мать в церкви.
В лавке — сын.
Кто ненависть и боль, кто — Веру сеет.
Но коль наказ нарушим хоть один,
Ничьи знамена не спасут Расею...

 

 

Речка мчится к Дону,
Ночка мчится в утро,
Звезды над пригорками горят.
Меж садов зеленых
Отгутарил хутор,
Голоса по свету растеряв.
Сядем на крылечко,
Поглядим, как прячут
Облака далекую луну.
Заиграешь песню
Про любовь казачью —
Я тебе тихонько подмогну.
Под вербой напротив
Придремнула хата.
Ей уже, наверно, сто годков.
А хозяин помнит,
Как водил Доватор
За Отчизну в пекло казаков!
...Жаль, ты не казачка, Да и я нездешний,
Лишь случайно встрелись мы в пути.
Задишканят бабки
Днем погожим вешним —
Некому их песню подхватить...
Слышится дыханье
Ветерка степного
Тяжелеет на траве роса...
До сих пор я верю,
Что вернутся снова
В хутор молодые голоса...

Недостаточно прав для комментирования