Елена Ширимова (Линькова)

Елена Ширимова

Родилась в 1978 году в г.Серафимовиче. Закончила среднюю школу, затем Саратовскую Академию Права.

С 2002 года живет и работает в Москве. Стихи начала писать с детства. Они публиковались в российских молодежных журналах «Мы», «Пульс», «Маруся»,областных изданиях «Отчий край», «Дед Щукарь», «Казачий круг», альманахе «Лазоревый цвет», районной «Усть-Медведицкой газете». Победитель литературного конкурса «Политовские рыбалки»(2010 год).

 

 

 

 

ДОЖДЬ

Дождь развернул над землею сверкающий купол,
Затанцевал босиком на вершинах холмов,
Как кукловод, второпях собирающий кукол,
Мигом людей раскидал по коробкам домов.
В кресле ребенок уснул, не закончив рисунка,
Спит, улыбаясь, под шум проливного дождя.
Кошкой свернулась моя полосатая сумка,
Я все равно позабуду ее, уходя.
Зонтик зеленый, ты тоже сегодня не нужен,
Раз не унять эту нетерпеливую дрожь,
Я отправляюсь, как в юности, шлепать по лужам,
Славить вовсю долгожданный и радостный дождь.
Вот он стихает и крупные капли повисли,
Вот его нет и в помине, опять горячо.
Я возвращаюсь, несу обновленные мысли,
Солнце в кармане и радугу через плечо.

 

ПРИБОР

Смотрю я в глаза твои-
Досадно мне, хоть кричи!
Мой точный прибор сбоит
Без всяких на то причин.
Делениями шкала
Пестрит из конца в конец:
Пломбир или шоколад?
Железо или свинец?
Доселе живая ртуть
Всегда говорила мне-
Кто тает уже во рту,
Кто плавится лишь в огне.
В тебе же в который раз
Застыл абсолютный ноль.
Ты - камень, графит, алмаз,
А может, морская соль?
Я скоро сойду с ума
От вечных твоих нулей,
Я скоро сгорю сама,
Ах, если бы поскорей.

 

ДИВАН

С тобой так неожиданно и странно
Лежать, обнявшись, на краю дивана,
А край дивана, будто край земли
И трутся раскрасневшиеся лица
О вытканные пальмовые листья,
О вышитые шелком корабли.
Часы идут, часы уже ушли,
Осталась до утра такая малость,
Ведь я с тобой еще не обнималась
Меж пальмовых лиан и обезьян.
Там, в глубине дивана, на привале,
Тропические шлемы посрывали
Спят наши утомленные друзья.
Ночник едва мерцает, как маяк,
Сок манговый на донышке стакана,
Лежим друг в друге, словно два банана.
Уставший от людских ленивых стай,
О дивный мой диван, диван-нирвана,
Не скрипнувший, не выцветший, не рваный,
Ты только не рассыпься, не растай!

 

ЗИМА

А скоро- настоящая зима,
Ее фантомы в воздухе клубятся,
Глядят, как леденеющие пальцы
Сосульками срываются в карман.
Зима уже встает из-за стола,
Кряхтя, уже натягивает унты
И лужи в эти краткие минуты
Твердеют, превращаясь в зеркала.
Назавтра окна, как дагерротип,
Проявят нам ее анфас и профиль.
Я буду пить горячий, крепкий кофе
И жаться к батарее, и грустить.
Пустует сквер, не нужный никому,
Где инеем припудрены скамейки,
И зеленщик за сущие копейки
Мне отдает последнюю хурму.

 

ПЕЧАЛЬ

Ну какая у меня печаль?
Это просто - недопитый чай
И совсем нетронутый порог
И незаостренное перо.
Ну какая у меня печаль?
Только- нержавеющая сталь
И огнеупорное стекло
И твое покорное тепло.
Ну какая у меня печаль?
Платье, узковатое в плечах,
Тонкие витки холодных бус,
Жесткие тиски любовных уз.

 

Мы достанем из сундука
Старых мыслей цветастый ворох
И два ящика разговоров,
Не дошитых еще пока.
Что оборок на них, что рюш,
Бахромы и нарядных строчек!
Хватит всех нерожденных дочек
Разодеть в этот шелк и плюш.
Мы из сказок сплетем гамак
И повесим в саду, под грушей,
Чтоб качаться. Шептать и слушать,
Как ползет над рекой туман.
И, закутавшись в старый плед,
( Право, что может быть чудесней?)
Для давно позабытой песни
Самый главный сложить куплет.

 

Разбуди меня, разбуди.
Крикни что-нибудь, хлопни дверью,
На ковре моем наследи,
А иначе в тебя не верю я.
На задворках твоей любви
Я наощупь брожу, как в сумерках
Позови меня. Позови.
Успокой меня, что не умер ты.
Я запуталась в этой лжи,
Я ошибки давно исправила,
Укажи мне путь, укажи,
Перепишем страницу набело.
Но опять я одна стою
Под холодными, злыми звездами.
Узнаю тебя, узнаю
И прощаю тебя. Не поздно ли?

 

Порой так тянет побродить
По затихающим аллеям,
Пространство рифмами дробить,
Ни слов, ни красок не жалея,
А если кто-то так велик,
Что не достать без табуретки,
Воспеть сей чудотворный лик-
Злодеи истинные редки.
Ведь эта мелочная спесь,
Стихов торжественные позы
Смешны, как все, что в мире есть
Мудрее ласки и угрозы.
Где благородных нет начал.
Умрите, нравственные стоны.
Вчера я право изучал,
Чтоб нынче обходить законы.

 

Нарисуй под глазами круги мне,
Ночь без сна.
Мы живем, как она, и погибнем,
Как она,
Но не боль мне закроет веки
И не страх,   
Растекаются черные реки
На щеках.
Чтобы было мне все понятно,
Разотри
По рукам в ярко-синие пятна
Фонари,
Чтобы было без остановки-
Губы в кровь,
А по телу- татуировки
Вечеров.
Чтобы больно - сними перчатки,
Как сейчас,
Не смываются отпечатки
На плечах.
Поцелуем пробей висок мне,
Чтоб к утру
Жизнь стекала томатным соком
По бедру

ВРЕМЯ

Время, время... Старинных часов

Бормотанье спокойно-размеренно.

Это новый на чашу весов

Век ступает пока неуверенно.

Это мы забываем себя,

Потерявшись в пространственном омуте,

Это нас вспоминают, любя,

Наши дети: «Вы помните, помните?»

Так уходим мы в небытие,

Вечный круг повторяется заново:

Этот мир — отраженье мое,

И вращенье заранее задано.

Кем и как? Не в сомнениях суть,

Даже если останусь за сценою,

Лишь бы был на земле кто-нибудь,

Кто меня называл бы бесценною.

Время, время... Не надо спешить

Совершать то, что нам предназначено.

Нет сильнее желания жить,

А за жизнь чьей-то смертью заплачено.

Недостаточно прав для комментирования