Татьяна Линькова

Татьяна ЛиньковаРодилась и выросла в г. Серафимовиче, закончила исторический факультет Саратовского Госуниверситета. Стихи начала писать со школьных лет. Они вошли в поэтические сборники «Усть-Медведицкие россыпи», «Родные курени», а также публикуются областных изданиях, региональной газете «Радуга», в районной  «Усть-Медведицкой газете».

 

 

 

 

 

ПЕРВАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА

Старенькая женщина седая,
Сеть морщинок возле добрых глаз,
А была такая молодая,
Когда мы пришли к ней в первый класс.
И строга бывала, и сердечна,
Волосы с пробором на бочок
И на черном платье безупречном
Белый отложной воротничок.
Рядом находилась неустанно,
Чтобы самым дружным был наш класс.
Целый мир-большой и многогранный
Вы нам открывали в первый раз.
С нами и читала, и писала,
Отмечая каждый наш успех,
И,как мама, слезы вытирала,
Если получалось не у всех.
На нее внимательно глядели,
Восхищенных не спуская глаз,
Несомненно, все мы так хотели
В жизни быть похожими на вас!
Старенькая женщина седая,
А в глазах неугасимый цвет
Вы для нас ,как прежде, молодая,
Сколько бы ни миновало лет!

 

ОДНОКЛАССНИКИ

Смех, веселье, как на празднике,
Каждый новой встрече рад
Возле школы одноклассники,
Будто сорок лет назад.
Льется радость удивления:
«Ты ли это? КАК дела?»
Слышны вздохи сожаления-
Быстро молодость прошла!
Время школьное прекрасное
Пляшет чертиком в глазах,
Наши мальчики вихрастые
С сединою в волосах.
Каждый полон планов радужных,
Каждый чем-то знаменит,
У девчонок- статус бабушек,
Хоть и молоды на вид.
На ступенях школьной лесенки
Разговорам нет конца.
Одноклассники, ровесники,
Беспокойные сердца.
Запоздалые признания
Говори мне, говори,
Пусть плывут воспоминания,
Словно в море корабли.
Тают годы наши лучшие
Легким облаком вдали.
Счастья вам, благополучия,
Одноклассники мои!

 

ТИШИНА

Прошло суматошное лето,
Где звон голосов дотемна,
И в доме моем до рассвета
Висит, словно дым, тишина.
Вчера был он шумен и светел,
Веселье, возня и галдеж,
Смеялись и плакали дети,
Резвилась в саду молодежь.
А нынче, как шлем из ватина,
Лишая покоя и сна,
Опутала, как паутина,
Сдавила виски тишина.
Сиреной грохочет будильник,
Колотится сердце в груди,
Так громко стучит холодильник,
Не слышимый раньше почти.
И быстрые ножки внучонка
Не бегают мимо окна.
Какой оглушительно громкой
Бывает порой тишина!

 

ВОСПОМИНАНИЕ.

Когда бессонница томит, суставы ноют на погоду,
Я вспоминаю светлый миг-те юные, шальные годы.
Неспешный с прошлым разговор дороже всякого богатства
Мне душу греет до сих пор огонь студенческого братства.
Наивны были иногда, порой застенчивы немножко
И лучшим лакомством тогда была вареная картошка.
Мы наливали в те года портвейн в граненые стаканы
В общаге нашей, где всегда в избытке жили тараканы.
И с лыжами наперевес, коль выдавался день удачный,
Мы шли кататься в ближний лес от остановки «Третьей Дачной»
Потом, смеясь, брели домой, съев пирожок, что с жару, с пыла.
Саратов, город дорогой, я ничего не позабыла.
За жизнь беседы до утра и новогодний наш капустник,
Гитару, песни у костра, тебя, мой милый однокурсник.
Хоть тридцать лет прошло почти, но на меня ты смотришь снова
Скрестивши руки на груди, как Бонапарт при Ватерлоо.

 

РОДИНА.

Мне хуже оков суета городская,
В которой сгорают года.
Во веки веков я- казачка донская
И званием этим горда.
Всем сердцем люблю я свой маленький город,
Хоть он от столиц далеко.
Не очень он стар, но уже и не молод,
Стоящий на страже веков.
У нас небосвод ослепительно-синий
И утренних зорь благодать,
А дали за Доном настолько красивы,
Что впору картины писать.
Окрестные степи бескрайни и вольны,
Начала им нет и конца, Т
ам голову кружат ковыльные волны
И терпкий дурман чабреца.
У здешних людей- просветленные лица
И корни, как прежде, крепки,
Там песни дишканят казачки в станицах,
Гутарят за жизнь казаки.
Быть может места где-то есть и красивей,
Но родиной с детства зову
Тот милый душе уголочек России,
Где я родилась и живу.

 

АВГУСТ

Погожим днем, на берегу реки, где ждут свою удачу рыбаки,
Мы провожали нынешнее лето.
Была вода прозрачной, как стекло, и август щедро лил свое тепло
Потоками полуденного света.
А над покоем заповедных мест, как вдохновенный, благодатный жест
Божественного и земного гласа,
Мелодией, чарующей окрест, с церковной колокольни благовест
Звучал во славу яблочного Спаса.
Была лазурь небесная чиста, сулила осень желтизна листа,
Но в холода грядущие не веря,
Храня тепло закатного луча, мы после просыпались по ночам
С каким-то ощущением потери.
А в октябре, в плену увядших чувств, когда осенний день уныл и пуст,
Пригрезились средь мокрого асфальта
Сомлевший на жаре ракиты куст и сахаристо-розовый арбуз,
И сочный хруст «багаевского мальта».

 

БАРСЕЛОНА

За окошечком вагона, нежась в солнечных лучах.
Проплывает Барселона - Каталонии причал.
Здесь, в лагунах Коста-Бравы на губах от бриза соль
И старинные кварталы на картинах Пикассо.
Узких улиц коридоры испокон веков хранят
Твердый шаг конкистадоров и Колумба смелый взгляд.
Акведук и колоннада, и из бронзы матадор,
Да Фамилия Саграда- потрясающий собор.
Тонут в мареве рассветов на причалах корабли
Фантастических расцветок, как творения Дали.
Высь готических кварталов на фасадах у церквей,
Шик испанских карнавалов на брусчатке площадей,
Вихри страстного фламенко, как послание веков,
Кружевных оборок пенка, дробный топот каблуков.
В ритме танго «Кумпарсита», как Кармен- ни дать, ни взять,
Так танцует синьорита, просто глаз не оторвать.
Жаль, что в этот край приветный не вернусь я никогда,
Невзначай, случайным ветром занесло меня сюда.
Потому-то по привычке, унимая в сердце грусть,
Я смотрю из электрички и никак не насмотрюсь.
Там, за далью небосклона, еле видная уже,
Исчезает Барселона, оставляя след в душе.

 

ЧЕПЕЛЕВ КУРГАН

Полевую межу гладит ласковый ветер,
Я сюда прихожу иногда на рассвете.
Где в степной вышине небо сплошь голубое,
Вдруг почудится мне грохот ближнего боя.
Усть-Хоперский плацдарм, не желавший сдаваться,
Неприступный курган , высота -220
Тут в военный пожар пайку хлеба делили
Из Казани Ильдар и Иван из Сибири.
На окопный отвес ружья ставили споро
Армянин Ованес , украинец Микола...
В непрерывных боях вы держали осаду
До конца, чтобы враг не прошел к Сталинграду.
Неживые почти шли вперед, прорывались...
В неприютной степи вы навечно остались...
Здесь сейчас тишина, щебет птиц на просторе,
Ржи тугая волна, да ковыльное море
И в рядок- тополя, от жары изнывая,
В карауле стоят, ваш покой охраняя.
А весной, на заре, как солдатские раны-
Каплей крови в траве пламенеют тюльпаны.

 

УШЕЛ МАЛЬЧИШКА НА ВОЙНУ

Ушел мальчишка на войну, хотя она - игра без правил
Он, чтобы защитить страну, два года к возрасту прибавил
Шинель на плечи натянув, терпя лишенья и невзгоды,
Ушел мальчишка на войну, за месяц повзрослев на годы.
Враг рвался к Волге, наугад кромсая танками природу,
Ему навстречу шел солдат шестнадцати годов от роду
И комья мерзлые земли стучали под его ногами,
Отряды Паулюса шли, топча Россию сапогами.
Огнем горел прибрежный лес и Волга, как костер, пылала,
На город сыпались с небес десятки тысяч тонн металла
Сирены кликали беду, их вой в зенит летел тревожно,
Казалось, что в таком аду живым остаться невозможно
И отступать нельзя назад- ведь рядом Волга бьет волною,
Непокоренный Сталинград стоит, как символ, за спиною...
А парню так хотелось жить! Друзей под корень смерть косила,
Он рвался в бой, чтоб отомстить за оскверненную Россию
Кричал комбат ему «Ложись!» , но прежде пуля просвистела
И небо вдруг рванулось вниз или земля наверх взлетела....
Давно закончилась война с огнем свинцовым и пожаром,
Шагает новая весна по волгоградским тротуарам,
Давным-давно в земле сырой ржавеют пушки и снаряды,
Окопы поросли травой, не слышен грохот канонады,
А я все помню боль одну ( она всегда со мною рядом)-
У шел мальчишка на войну и был убит под Сталинградом.

РОДИНА.

Мне хуже оков суета городская,

В которой сгорают года.

Во веки веков я- казачка донская

И званием этим горда.

Всем сердцем люблю я свой маленький город,

Хоть он от столиц далеко.

Не очень он стар, но уже и не молод,

Стоящий на страже веков.

У нас небосвод ослепительно-синий

И утренних зорь благодать,

А дали за Доном настолько красивы,

Что впору картины писать.

Окрестные степи бескрайни и вольны,

Начала им нет и конца, Т

ам голову кружат ковыльные волны

И терпкий дурман чабреца.

У здешних людей- просветленные лица

И корни, как прежде, крепки,

Там песни дишканят казачки в станицах,

Гутарят за жизнь казаки.

Быть может места где-то есть и красивей,

Но родиной с детства зову

Тот милый душе уголочек России,

Где я родилась и живу.

Недостаточно прав для комментирования